Источник: http://www.moral.ru/l16.htm.

Роберт Питерс,

председатель Morality in Media

Несколько лет назад меня спросили: “Вы специалист по масс-медиа или только по непристойности в СМИ?” Я без колебаний ответил, что я эксперт по непристойности в СМИ.

Годы моей юности пришлись на 50-е – 60-е годы, которые в США называют золотым веком телевидения. И в нашей семье также часто смотрели телевизор. Насколько я припоминаю, по телевизору показывали мало насилия, так же мало было всего нравственно предосудительного.

Просто телевидение не пропагандировало безнравственность, грубость, не создавало культ обнаженного тела и откровенно развратных сцен. Телеиндустрия, так или иначе, уважала нормы приличия и вообще христианскую нравственность и семейную этику.

Реальная жизнь большинства американцев в те годы была мало похожа на жизнь, которую показывали в прайм-тайм.[1] Но атмосфера, создаваемая телевидением в 50-е – 60-е годы, была источником развлечения, к которому могло прибегать большинство американцев, вместе с детьми, и которое не оскорбляло их самые дорогие убеждения.

Сегодня исследования общественного мнения показывают, что американцы более не удовлетворены программой телепередач. Например, согласно опросу Family Channel/Gallup Survey в июле 1993 года, большинство американцев убеждено, что телевидение проповедует негативные ценности, а не позитивные. И еще больший процент зрителей считает, что телевидение показывает то, что не отражает их ценности.[2]

Согласно опросу Corporation for Public Broadcasting в январе 1994 года, 82% взрослых считают, что на телевидении слишком много насилия, и 70% считают, что слишком много секса и грубых выражений и ругательств.[3]

В июне 1994 года опрос, проведенный журналом Newsweek, показал, что на вопрос: “Кто виноват в падении нравственности в американском обществе”,- 67% ответили: “Телевидение и другие виды развлечения”.[4]

И даже президент Клинтон и его супруга выражали озабоченность высоким уровнем насилия и откровенно непристойных сцен на телевидении.[5] Это показывает, что о падении нравственности сокрушаются вовсе не только правые и фундаменталистские организации.

После этого не приходится говорить, что масс-медиа дают людям то, чего те хотят. Совсем наоборот! Как сказал один автор: “Можно подумать, что телезрители заваливают телестанции требованиями чаще показывать половых извращенцев в ток-шоу, или картины секса и насилия, или чаще произносить непристойности”.[6]

Опрос, проведенный службой Гэллапа, показал, что 71% американцев старается реже смотреть телевизор из-за неприличного содержания телепрограмм.[7]

Я могу добавить, что если зрители часто смотрят программу, то они вовсе не обязательно одобряют ее содержание или наслаждаются им. Например, я по-прежнему очень люблю смотреть американский футбол. Однако мне совсем не нравится, когда после драк и столкновений игроки падают без сознания или получают травмы. И если этот вид спорта станет еще более грубым, то я не стану его смотреть.

Руководители развлекательного бизнеса должны принимать серьезные решения, и в том числе в отношении содержания программ. Финансово выгодное и социально ответственное решение должно быть таким: показывать больше воодушевляющих, здоровых программ – а не, напротив, непристойных и полных насилия.

Несомненно, что похоть, грязь, грубость и насилие сегодня охотно покупаются, по крайней мере пока. Все это удается продать, поскольку часть населения, в большинстве своем молодежь, считает все это “развлечением”. Все это продается, поскольку часть населения оказалась беззащитной перед откровенным обращением к низким позывам, прежде всего насилию и сексу. Но подавляющее большинство американцев хочет видеть совсем иное.

Я также должен отметить, что сейчас порнографические СМИ стремятся распространять свою продукцию наравне с обычными СМИ.

До начала 70-х была непереходимая и определенная граница между бизнесом “только для взрослых” и обычным бизнесом. И тогда обычный благопристойный бизнес не распространял порнографические материалы.[8] Сегодня эта граница настолько размыта, что обычный бизнес лишь тем отличается от порнографического, что на этих каналах, компьютерных службах, в газетах и журналах, порнографический материал обозначен как “для взрослых” или знаком “X”.

Эти компании пытаются оправдать свою политику распространения порнографической продукции тем, что они не занимаются цензурой, или тем, что рынок – окончательный судья в вопросах: распространять товар или нет. Как заявил один из руководителей гостиничной сети в США: “Мы считаем более разумным предоставлять более широкий выбор своим гостям, с тем, чтобы они сами делали свой выбор”.[9]

И в то же время все компании занимаются самоцензурой, и поступают как судьи, и ограничивают выбор своих покупателей. Например, ни одна обычная компания в США не вступает в деловые отношения с Ку-клукс-кланом или с неонацистскими группами.

Однажды мне возразили, что нелепо сравнивать пропаганду вражды с порнографией. Я же лишь хочу показать, что бизнесмены распространяют порнографию вовсе не из-за своей нелюбви к цензуре. Скорее всего, бизнесмены считают распространение порнографических материалов выгодным делом, а также многие из них считают приемлемой порнографию лично для себя.

Я также категорически отвергаю мысль о том, что порнография является “невинным развлечением”. [10]

Дело обстоит прямо противоположным образом! [11] Очень многие страдают от порнографии, и в том числе дети, которые подвергаются агрессии педофилов, использующих порнографию для заманивания своих жертв.

Жертвами порнографии являются также и те дети, которые подвергаются насилию со стороны других детей, подражающих тому, что они увидели в порнографических СМИ.

Жертвы порнографии – это и те, кто стал зависимым от порнографии, привык к ней.

Жертвами являются и жёны, которые подвергаются насилию в семье со стороны мужей, зависимых от порнографии. Порнография приводит и к разводам.

Жертвы порнографии – это те, кто подвергается насилию, избиениям и даже убийствам со стороны порнографически зависимых извращенцев.

Жертвы – те, кто заражаются венерическими заболеваниями, Это и “актеры” и “модели”, которые подвергаются насилию или заражению во время производства порнографии.

Есть также и общественный аспект в распространении порнографии. Его ясно подчеркнул Верховный Суд США в решении по делу “Paris Adult Theatre I v. Slaton”:

“Мы категорически не согласны с теорией… что непристойные порнографические фильмы обладают конституционным иммунитетом… просто потому, что они демонстрируются только взрослым и с их согласия…

В частности, мы утверждаем, что волна коммерциализованной непристойности ставит под удар законные государственные интересы, даже если допустить возможность эффективно оградить детей и посторонних от порнографии… Эти законные государственные интересы включают в себя общественные интересы в отношении качества жизни и общего климата в сообществах, направление развития бизнеса в больших агломерациях, и возможно, саму общественную безопасность…

Не говоря уже о преступлениях на сексуальной почве, волна непристойности ставит еще одну большую проблему, внятно описанную профессором Биккелем: “Это касается настроения общества, образа… стиля и качества жизни, сегодня и в будущем”… Как заявил Верховный Судья Уоррен, “Нация и Штаты имеют право сохранять пристойность в обществе”. [12]

Я могу добавить, что Первая Поправка к Конституции США налагает ограничения на правительство, а не на частные компании. И частные компании не должны предоставлять возможность для пропаганды ненависти или развратных наклонностей.

Нашим искренним желанием является, чтобы ведущие СМИ приняли решение о содержании СМИ, исходя не из кратковременной минутной выгоды, а из долговременной выгоды и общественной пользы.

К сожалению, не все обладают таким чувством ответственности перед обществом. Поэтому у нас есть законы, запрещающие или ограничивающие непристойные материалы в СМИ, кабельном и спутниковом телевидении, и посредством телефона.[13]

Эти законы должны применяться не только против порнографического бизнеса, но и против обычных СМИ, которые распространяют порнографию. Опросы в июне 1994 года показали, что 78% американцев согласны с тем, что должны быть более строгие законы против порнографии.[14] И эта озабоченность вызвана решением многих обычных СМИ продвигать порнографическую продукцию.

Как заметил главный советник Morality in Media Пол Макгиди: “Разве по телевидению можно показывать половой акт, если “фильм” или “телеспектакль” имеет литературную или художественную ценность?

Может оказаться, что большинство американцев не потерпят того, что им придется переключаться на другой канал, чтобы не видеть таких представлений, или что они должны постоянно опасаться, что дети могут увидеть такие шоу. Телевидение и радио доступны всему народонаселению, и то, что запрещено на улице, должно быть точно так же запрещено на TV или на радио. Этим исключается показ всякого непристойного поведения и обнаженного тела… Точно так же как гражданин имеет право проходить по улицам, не будучи вынужден отворачиваться от голых людей, точно также он имеет право смотреть телевизор без всякой непристойности”. [15]

Перевод статьи с узла www.moralityinmedia.com

Примечания:

1. См. Marianne Means, Political Nostalgia for 1950s Ignores an Ugly Reality, Orlando Sentinel, Sept. 22, 1994, at A11.

2. Alternative TV Ratings: TV Programming Is Too Negative, Detrimental to Family, Viewers Say, Res. Alert, Sept. 3, 1993.

3. Shauna Snow, Morning Report, L.A. Times, Feb. 2, 1994, at F2.

4. Howard Fineman, The Virtuecrats, Newsweek, June 13, 1994, at 31, 36.

5. См. Paul Bedard, Clinton Slams Film Violence, Wash. Times, Dec. 5, 1993, at A1.

6. TV: The World’s Greatest Mind-Bender 15 (Betty Wein ed., Morality in Media 1993).

7. Discontent Growing; Gallup Poll Finds “Public Outcry” Against TV and Cable Programming, Comm. Daily, Aug. 25, 1992, at A5.

8. Robert Peters, The Blurring Line Between Pornography and Mainstream Business, Religious Broadcasting, July-Aug. 1994, at 52, 52.

9. Letter from J.W. Marriott, Jr., Chairman of the Board and President, Marriott International, Inc., to Robert W. Peters, President, Morality in Media, Inc. (July 29, 1994) (copy on file with the Federal Communications Law Journal).

10. См., e.g., The Report Of The Commission On Obscenity And Pornography 32 (Bantam 1970).

11. См., e.g., The Final Report of the Attorney General’s Commission on Pornography (July 1986).

12. Paris I, 413 U.S. 49, 57-60 (1973) (quoting Alexander Bickel, On Pornography: Dissenting and Concurring Opinions, Pub. Interest, Winter 1971, at 25, 25-26 (emphasis omitted) and Jacobellis v. Ohio, 378 U.S. 184, 199 (1964) (Warren, J., dissenting)).

13. См., e.g., 47 U.S.C. 223 (1988); 18 U.S.C. 1464 (1988).

14. Rich Jaroslovsky, Washington Wire, Wall St. J., June 17, 1994, at A1.

15. Paul J. McGeady, Where Do You Draw The Line? 102-03 (Victor B. Cline ed., 1974).

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •