Источник: http://www.r-komitet.ru/obraz/expertiza_obz.htm.

Экспертиза

директора Института педагогических инноваций РАО, доктора психологических наук, члена-корреспондента РАО,
профессора В.И.Слободчикова и ведущего научного сотрудника Психологического института РАО,
доктора психологических наук В. В. Абраменковой
от января 2004 г.
раздела “Интимные отношения и здоровье подростков” в учебном пособии для 9 класса
“Основы безопасности жизнедеятельности” под редакцией В. Я. Сюнькова

Раздел состоит из трех небольших глав: “Интимные отношения”, “Все начинается с любви” и “Для жизни в любви”. Содержание глав построено вокруг так называемого теста, представляющего собой 20 вопросов на следующие темы: о месте сексуальности во взаимоотношениях юноши и девушки, об интимной близости и пр., в результате ответов на вопросы подростком определяется самооценка “собственной половой зрелости” (с. 148). Необоснованность размещения данного раздела в пособии по безопасности жизнедеятельности между разделами об экологических чрезвычайных ситуациях и оборонной безопасности страны, а также тенденциозность самого содержания материала и его лексическое “своеобразие” позволяет говорить о психологическом воздействии на учащихся и, в соответствии с механизмом контрастности восприятия, о стремлении авторов к его максимальной запечатленности в сознании подростков. Иными словами, можно предположить, что из всего многообразия тем пособия именно этот раздел запомнится подростками надолго.

Раздел представляет собой фактическую реализацию давних программ полового воспитания, которые еще в 1997 году под воздействием общественного мнения, ряда публикаций в СМИ, возмущенных обращений родителей и учителей из различных регионов России, Президиумом РАО признанные как безнравственные и непрофессиональные, Министерством образования РФ были приостановлены в школах.

Что касается самого “теста”, то мы уже имеем печальный опыт с анкетами “Что ты знаешь о сексе?” и “Про это…”, распространяемыми среди учащихся московских школ в 1996-1997 годах. Сами анкеты были осуждены профессионалами и учеными на заседаниях Президиума РАО, где было, в частности, сказано, что все лица, имеющие отношение к этим анкетам, (распространители и директора школ, “обработчики” и учителя, раздающие их в классах), нарушили этический кодекс, принятый во всех цивилизованных странах в отношении подобных исследований подростков без предварительного согласия их родителей. С научной точки зрения, данный тест и комментарии к нему представляют собой непрофессиональные переводы зарубежных моделей (вероятно, голландских) без учета российской специфики и заведомо содержат в себе серьезные артефакты содержательного и процедурного характера. Этот “тест” используется авторами, как и, впрочем, сам “доверительный” тон данного раздела, для привлечения внимания школьников к проблеме интимных отношений и не имеет ни методической, ни дидактической, ни научной ценности.

Даже единовременное воздействие анкеты способно нанести вред психическому, нравственному и духовному здоровью ребенка. Сам факт появления этих материалов на страницах учебника, в школе, из рук учителей (порой глубоко уважаемых и даже любимых школьниками) означает, что наша школа перестала быть пусть слабым, но противовесом обвальной сексуализации общества и детского сознания.

При подаче авторами раздела материалов об интимных взаимоотношениях детям не сообщаются их традиционные, религиозные, этнические или моральные ценности, свойственные российской ментальности, а дается некая неопределенная их оценка (“принятые во многих цивилизованных странах /??!/ положения интимной безопасности” – с. 147). Напротив, ребенку предлагается на основе полученной информации сформировать свои собственные ценности (моральные представления), связанные с сексуальностью в подростковом возрасте. Предлагается проанализировать свои чувства, сексуальные потребности и ориентацию и оценить “собственную половую зрелость”. Основным критерием оценки собственной половой зрелости является применимость тестовых вопросов для конкретного читателя, т.е. индивидуальные (активно формируемые и уже во многом сформированные сексуализированные представления), а не принятые нормы поведения.

Утверждается явно и в латентном виде, что сексуальное поведение человека и сексуальные действия являются вполне допустимыми, даже если они осуждаются традиционной нравственностью (“мы не будем пытаться навязывать вам оценки нравственности…, определять “что такое хорошо и что такое плохо” – с. 147). В случае конфликта между существующими в обществе нормами нравственности и сексуальными потребностями индивида, подростку предлагается поступать в соответствии со своими сексуальными потребностями и сформировать свою систему сексуальных ценностей (“Предаваться эротическим играм “на людях” нужно с осторожностью”; при этом “сдерживание плохо влияет на здоровье, нарушается функция нервной системы” – с. 156). Таким образом, подростку предлагается отказаться от существующих в обществе представлений о пристойном и непристойном и руководствоваться образцами поведения, традиционно считающимися аморальными.

Утверждается также, что оценки “морально”, “нравственно”, “правильно” по отношению к сексуальному поведению индивида недопустимы. Основной критерий допустимости сексуального поведения в изложении авторов раздела – это доставляет ли оно удовольствие и “выгодно” ли оно (“любовь может принести тебе внутреннее обогащение. Полностью отказаться от этого чувства неразумно и невыгодно” – с. 153).

Необходимо отметить, что в последние 10-15 лет в России произошли существенные изменения в представлениях на половое воспитание детей. Растущая в обществе либерализация половой морали, а также активное “половое просвещение” бихевиористского толка, направленное не на помощь в становлении психологического пола и активной нравственной позиции ребенка, а на дезориентацию в его половой идентичности и на формирование инверсионной модели половой социализации, внесупружеских и анти- родительских установок, приводят к сексуализации детского сознания и общей деморализации детства.

По данным МВД, за последние годы наблюдается рост насильственных преступлений, преступлений против личности, фактов вандализма и жестокого обращения с животными и объектами экологии и особенно сексуальных преступлений. Наблюдается определенная тенденция к снижению “возрастного ценза” юных преступников – с 17-18-летнего возраста к 14-15 и даже 12-13 летнему возрасту. При этом с каждым годом увеличивается доля девочек и девушек среди правонарушителей, все чаще наблюдаются проявления детской жестокости и немотивированной агрессии по отношению к близким родственникам. Опросы малолетних правонарушителей показывают, что переступив порог лишения целомудрия, дети вскоре оказываются готовы переступить и порог закона (Пирожков В.Ф., 1999, Энциклопедия. Дети-преступники. Минск, 1996; Стурова М.П., 1998).

Провоцирующую роль в этих деструктивных явлениях играет распространение порнографии в средствах массовой информации, эротизация изданий, рассчитанных на детскую аудиторию, активные попытки интеграции полового просвещения в школьные предметы, в том числе в “Основы безопасности жизнедеятельности” как разделе об интимной безопасности.

Раздел в учебнике по ОБЖ “пропагандирует интим” в подростковом возрасте, формирует сексуальное поведение ребенка, и отвергает нормы, принятые не только в отечественной, но и в большинстве национальных культур мира, поскольку ранние половые связи влекут за собой не столько даже нравственные, сколько серьезные политические и экономические проблемы. Кстати, американские коллеги, имеющие богатый опыт сексуального образования, показывают в последние десятилетия, что наибольшую воспитательную эффективность демонстрируют те учебные программы, где воздержание стоит не только на первом месте, но и подкрепляется нравственными постулатами религиозного характера. Мало кому известно, что в Америке – родине сексуальной революции, в полной мере вкусившей ее плоды, еще в 1981 году был принят закон о применении нравственно-ценностного подхода к половому воспитанию. По мнению американских исследователей педагогов и психологов, только объединение усилий средств массовой информации, школы и церкви, способно обеспечить эффективность учебных программ полового воспитания, а это значит снижение нежелательных беременностей, венерических заболеваний, СПИДа и пр.

Краткий научный комментарий к проблеме

Научный интерес к интимной стороне жизни ребенка инициировал З.Фрейд и его последователи, определив весь XX век под девизом сексуальной революции. Влияние фрейдизма на философию, литературу, искусство, кино и другие сферы культуры XX века обусловило, особенно на Западе, сдвиг в общественном сознании в сторону его “озабоченности вопросами секса”. Эту невротическую “озабоченность” взрослое сообщество спроецировало на ребенка, приписывая ему несвойственные детскому сознанию сексуальность. Так называемый пансексуализм З.Фрейда и всего психоанализа, вызвавший лавину критики в научной среде еще при его жизни, до сего дня оказывает несомненное влияние на представления о ребенке как маленьком эротомане – необоснованно излишние приписывание ребенку сексуальных потребностей взрослого человека, причем психически далекого от нормы.

Вместе с тем, это противоречило традиционным культурным устоям, охраняющим чистоту и целомудрие ребенка: во многих культурах, особенно в русской, испокон веков половое/сексуальное просвещение детей было под запретом, нарушения его строго карались, при этом половое воспитание, как дифференциированное отношение к мальчику/девочке, осуществлялось практически с первых дней жизни ребенка и имело строгие предписания в соответствии с его биологическим полом. Руководства по поведению в интимной сфере давались взрослыми преимущественно перед вступлением в брак. Это обеспечивало формирование четкой половой идентичности ребенка и соответствие полоролевым моделям поведения, целомудренной половой морали и как следствие, самому высокому среди европейских государств уровню рождаемости, основанному на чадолюбии.

В отечественной и зарубежной науке дана резкая критика примитивным представлениям (бихевиоризм, фрейдизм) о ребенке как бездумном реагирующем механизме, стремящемся к жадному удовлетворению своих “сексуальных потребностей” (Л.С.Выготский, Л.И.Божович, Д.Б.Эльконин, Т.В. Драгунова, Л.Ф.Обухова, А.Валон, Ш.Бюлер, Ж.Пиаже, Э.Эриксон и др.). Разработанные культурно-историческая теория и подходы многих выдающихся психологов детства с высокой и беспристрастной научной достоверностью доказывают необходимость и возможность овладения подростком собственным импульсивным поведением и возвышением собственных страстей до уровня эстетических и нравственно-духовных переживаний.

Исходя из специфики детской психологии, категория пола – является самой первой личностной категорией, усваиваемой ребенком уже на первом году жизни, к трем годам ребенок хорошо ориентируется в половой принадлежности взрослых и детей, а также в степени соответствии их поведения (малыш 3-4 лет уверен, что, например, девочка не может играть в хоккей, а мальчик не должен вышивать цветы и т.п.). Для периода 5-6 – 11-12 лет (возрастные границы могут не всегда совпадать в различных культурах) характерна так называемая “половая сегрегация” – разделение групповой деятельности детей по признаку пола и некоторая “враждебность полов”, которая является необходимым моментом собственного полового самосознания мальчика/девочки. В дальнейшем полоролевые представления переосмысляются и уточняются, и к подростковому возрасту возникают первые романтические влюбленности. Препубертатный и пубертатный периоды детства (7-13- 15 лет) характеризуется формированием стереотипа полоролевого поведения в аспекте маскулинности/ фемининности под влиянием ценностей социального окружения взрослых и сверстников. Это крайне сложный период перестройки всей психической сферы ребенка, отличается общей ранимостью и особой уязвимостью именно половой сферы: переживание комплекса “гадкого утенка”, переживание чувства собственной несостоятельности, в частности, как соответствия половой принадлежности, проявление акцентуаций характера и психопатических девиаций (А.Е.Личко) в рамках поведенческих реакций эмансипации от родителей, имитации взрослой жизни, компенсации и пр.. Пубертатный (подростковый) период – период полового созревания , связан в особой потребностью ребенка – потребностью в дополнении с другим – сверстником, в выходе из своей замкнутости, поиске другого существа, как бы дополняющего Я подростка, причем потребность в сближении с другим Я носит прежде всего и преимущественно – психологический характер. Интерес к противоположному полу у ребенка обусловлен данной потребностью и определенным образом идеализирован. Романтические отношения между мальчиком и девочкой в этом возрасте необходимы для формирования личностных характеристик, утверждения собственной половой идентичности нормальных половых/ сексуальных отношений в будущей взрослой жизни. По мнению многих исследователей детства, идеальная романтическая любовь в переходном возрасте не должна быть разрушена сексуальностью, чтобы не повлиять негативно на развитие личности юного человека.

Потребность в половой идентичности, формирование психологического пола и соответствующего поведения реализуется с помощью взрослых и сверстников. Безусловно и то, что детское любопытство распространялось и на сферу интимных отношений, при этом 95% всей информации об интимной стороне жизни взрослых современные дети до недавнего времени получали от сверстников, но исторически взрослое сообщество в лице школы, церкви, деревенской общины, стояло на страже охраны целомудрия детей и молодежи, что составляло особый здоровый противовес безнравственному, недолжному, развращенному поведению отдельных его представителей.

В начале или середине периода подросткового развития половое поведение в значительной мере мотивировано не истинным половым влечением, а представлением подростка о том, как следует себя вести и его желанием быть адекватно воспринятым окружающими. Исследования ученых показали, что влияние эротизированных материалов и порнографии на детскую аудиторию ведет к снижению контроля индивида по отношению к собственной сексуальной активности, к росту неконтролируемых, в том числе девиантных форм сексуального поведения вообще, к возрастанию преступности, к психопатологическим проявлениям. При получении подростком информации о формах сексуальной активности происходит процесс научения, имеющий своим результатом восприятие детьми сексуально активного поведения, осуждаемого традиционной нравственностью.

В возрастной психологии пубертатный период характеризуется проявлениями повышенной чувствительности и раздражительности, это “физическое и душевное недомогание”, неумение справлять со своими телесными и психологическими негативными проявлениями. “Безблагодатное время” для зреющего человека, при этом – острое влечение к тайному, запретному, необычному, негативному, беспокойство, порой отчаяние, мысли о самоубийстве. В то же время учеными отмечается возможность и необходимость овладения собственным поведением подростка с помощью защитных механизмов и нравственных норм. Склонность подростка к различного рода экспериментированию, а также известная бравада и потребность в идентификации (уподоблению) со сверстником могут спровоцировать поведение, подобное описанному в тексте или показанному на фото. Кроме того, возрастная специфика неосознанно уважительного отношения к печатному слову и учебному пособию как знак разрешенности, узаконенности публикуемых материалов, приобретает выраженный суггестивный (внушающий) характер и является растлевающими даже для подростков, уже имевших сексуальный дебют, не говоря о тех, “кто еще не начал”. Формирующиеся представления о сексуальности, как о чем-то простом, доступном, безвредном, этим и опасны для детей. Как ни парадоксально, снятие покрова романтической тайны (отсюда – таинство брака ) с любовных отношений, интимной сферы влечет за собой деиндивидуализацию любовного чувства, подавление полового влечения. Не потому ли психиатры и сексологи с удивлением отмечают юношескую импотенцию среди молодых здоровых парней, так хорошо знающих сексуальную технику по эротическим фильмам (Б.З.Драпкин, и др.).

Нужно отдавать себе отчет в том, что в силу особой психологической пластичности детства можно “развить” собственно сексуальную потребность ребенка практически любого возраста (что и предпринималось у некоторых народов в определенные эпохи для культовых и иных целей и предпринимается в настоящее время в разных странах для незаконного детского порнобизнеса). Сексуализируя детское сознание, дезориентируя ребенка в становлении его половой идентичности и формировании психологического пола, взрослые крадут у него ощущение его уникальности как мальчика или девочки, лишают его в будущем полноценных любовных переживаний – в том числе и сексуальных, формируют антисемейные и антиродительские установки. Сексуализация сознания ребенка – это в мистическом смысле лишение его целомудрия. Детское сознание по природе своей целомудренно, а целомудрие выполняет охранную функцию, защищая ребенка от опасности, нравственной грязи и заразы. Целомудрие – не столько физиологическая и не только нравственная, это категория мировоззренческая, отражающая целостность восприятия картины мира, что и обеспечивает охранительную функцию сознания. Отсюда “целительство” и “целомудрие” – понятия одного порядка, так же как “блуд” и “заблуждение”. Преждевременное психосексуальное развитие представляет собой раннее становление сексуальности, опережающее средние возрастные нормы полового созревания . Причинами могут быть физиологические (врожденное или раннее поражение мозга, проявляющееся в снижении порогов возбудимости). Причины преждевременного психосексуального развития могут быть и социальные- в результате растления и совращения взрослыми (одноактного или методичного длительного), используя детскую любознательность. (Справочник. Сексопатология /Под ред. проф. Г.С. Васильчинко. М., 1990; Справочник по психологии и психиатрии детского и подросткового возраста. СПб., 1999).

Представления о сексуальной потребности применительно к детям в пубертатный период

Под сексуальной потребностью применительно к детскому возрасту в психологии может пониматься следующее:

1. Потребность в приобретении ребенком половой/сексуальной идентичности – приобретать полоролевые (мальчиковые/ юношеские и девочковые / девичьи) формы поведения, в соответствии с ожиданиями взрослых и сверстников. Развитие негативной неадекватной половой идентичности или потеря идентичности в плане – женственности/ мужественности, отрицательно влияет на формирование личности, порождают нигилизм, цинизм, что может приводить неврозам, психозам и др. психологическим трансформациям личности подростка.

2. Потребность в интимизации личностной сферы, в развитии телесности, позитивно-эмоциональном телесном контакте (отсюда – борьба и возня мальчиков, “телячьи нежности” девочек).

3. Потребность ребенка в другом, сверстнике, “дополняющим мое Я”, выход из своей замкнутости посредством включения в общение равного себе.

4. Это может быть выражение потребности подростка в признании себя взрослым и его взрослости окружающими, отсюда подражание внешним атрибутам взрослости – курение, употребление вина, сексуальные формы общения и пр., что приводит к снижению познавательных интересов, отрицанию моральных норм, противоправному поведению.

5. Собственно сексуальная потребность как потребность в совершении полового акта не выражена в целом у детей данного возраста, однако для некоторых из них может быть обусловлена либо органическими нарушениями ( мозговыми, гормональными и пр.), либо сформирована и развита взрослыми для тех или иных целей (намеренное растление для участия в особых ритуалах у некоторых народов или в современной ситуации – для участия детей в порнобизнесе).

Какого рода информация о сфере пола может быть предоставлена детям.

1. Для детей всех возрастов: представления о мужественности/женственности, ответственности за себя и своих близких, гордости за свою половую принадлежность.

2. Гигиенические навыки для девочек и мальчиков, особенно в пубертатном периоде.

3.Информация о половой сфере с необходимостью должна быть пронизана историко-культурным контекстом поло-ролевых образцов поведения и форм половой социализации мальчиков и девочек, для того, чтобы дети имели представление о нормативах поведения и эстетического облика сверстников различных эпох и их соответствие современным моделям. Литературные и исторические герои, сказочные персонажи “доброго молодца и красной девицы”, облегчающие процесс идентификации ребенка с образцом, помогают утвердиться в собственной половой принадлежности.

4. Необходима в этот период четкая информация о влиянии вредных привычек (курение, алкоголь, наркотики) на физическое, психическое здоровье, облик и характер будущего потомства подростка.

5. Сведения о физиологии пубертатного периода в рамках школьной программы по биологии и несколько шире – при наличии интереса со стороны детей. И другие темы.

Таким образом, категория пола – сложнейшая психологическая, социокультурная проблема и определенный крен в область физиологии, медицины, телесности необоснован и с точки зрения объективно-научной, и с точки зрения нравственно-воспитательной. Биологический пол является для ребенка сложной личностной задачей, и школа должна помочь в ее осуществлении, одухотворяя все, что связано с этой сферой, поднимаясь над телесными потребностями, формировать чувства и нравственную сферу. Только тогда половое воспитание приведет к формированию полноценной личности – через воспитание целомудрия – качества не столько физиологического и даже не столько нравственного, а мировоззренческого, обеспечивающего формирование целостной картины мира. Примитивность и тривиальность анализируемого текста раздела “Интимные отношения и здоровье подростков” дополняется сексуализированным подтекстом при изложении материала. При описании интимного поведения не дается никаких нравственных оценок, материалы раздела выступают в роли внешнего стимула, психического раздражителя, вызывающего возбуждение и формирующего сексуальные потребности подростка. Информирование подростков по вопросам секса способствует вовлечению их в сексуальную активность. Внимание авторов раздела сосредоточено в основном на способах стимуляции сексуального желания, поощряется проявление сексуальности и повышенного интереса к интимным отношениям в любви. Материалами раздела в учебном пособии для 9 класса “Основы безопасности жизнедеятельности” осуществляется, в частности, следующее:

– разрушение детско-родительских отношений, взаимоотношения детей и родителей – возведение стены недоверия, навязывание образа родителей как “несовременных, отживших, некомпетентных” и пр.;

– детям внушается отсутствие всяких различий между русским понятием “любовь” и инокультурным, по сути чуждым российской ментальности словом “секс”. По-русски нельзя “заниматься любовью”, поскольку любовь – это глубокое чувство. Любовь это доверие, безопасность, нежность и секс – похоть, страсть, вожделение психологически разделены, они осуждались, особенно в русской ментальности, и если первые способствуют позитивному развитию личности ребенка, то вторые ее разрушению, нервозности, патологическим проявлениям, девиантности поведения;

– примитивизация интеллектуального и личностного развития детей: ребенок предстает как механически реагирующий субъект по принципу “стимул – реакция”, что является психологически ошибочным и педагогически порочным. Представляется необходимым, может быть, именно в контексте ОБЖ размещение раздела типа “Твоя личная безопасность” или “Безопасность личности”, в котором представить различные сферы обеспечения индивидуальной безопасности: юридическую, психологическую, медицинскую, нравственно-личностную и пр.. В данном разделе целесообразна разработка мер, адекватных возрасту детей, направленных на защиту и самозащиту каждого ребенка от таких деструктивных явлений как: вовлечение детей в криминальные группы, тоталитарные секты, опасность растления (и как особой изощренной его формы – интеллектуального растления), мер, дающих ребенку четкий алгоритм поведения в различных ситуациях физической или психологической опасности нападения, в том числе и сексуального. Это особенно важно в настоящее время, когда такие чудовищные явления как “детский порнобизнес, детская проституция, детский секс-туризм” приобретают все более широкий размах в России. И говорить об этом с учениками с необходимой сдержанностью, чувством меры и тактом. Важными в контексте безопасности представляются и другие актуальные темы, связанные с опасностями современного мира: ситуации насилия (агрессивное/виктимное поведение. Умение и мужество сказать “нет”); пагуба преждевременных половых связей (беременность, аборты, венерические заболевания); наркотическая и алкогольная, в том числе пивная зависимость; расстройства желудочно-кишечного тракта в результате диет для похудания у девочек и бездумное наращивание мускулатуры путем бесконтрольного “качания” и приема пищевых добавок у мальчиков; компьютерная игровая и интернет-зависимость, а также трагические суициды, потеря смысла жизни в подростковом возрасте. Кроме этого, стоит сказать и позиции учителя. Учитель как традиционно носитель нравственной системы ценностей в представлении школьников, объясняя материал об интимных связях, обсуждая его на уроке и выставляя оценки за его усвоение, не только невольно дозволяет ученикам сексуальные формы поведения, но и производит суггестивный, внушающий эффект о желательности интимных отношений подростков. Чтобы избежать подобных ситуаций и не ставить в такую позицию учителя, необходимо проводить экспертизу программ и пособий до того, как они попадут в школу. Невозможность проникновения в школу текстов и материалов, наносящих прямой или косвенный вред психическому, нравственному и духовному здоровью школьников должны обеспечить властные структуры, администрация и специалисты, к ним должны иметь доступ родители.

Директор Института педагогических инноваций РАО,
доктор психологических наук,
член-корреспондент РАО,
профессор В.И. Слободчиков
Ведущий научный сотрудник Психологического института РАО,
доктор психологических наук
В.В. Абраменкова

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •